Страбон о Кавказской Албании

Один из крупнейших историков и географов античного мира Страбон сохранил для нас наиболее полное описание Кавказской Албании, ее населения, ее границ, особенностей религии. Если его «История», на которую ссылаются многие более поздние авторы, до нас не дошла и  даже фрагменты ее пока не обнаружены, то в отношении его книги «География» этого не скажеш – большая часть этого сочинения античного автора дошла до нас, неоднократно издавалась и переиздавалась в 19-ом и 20-ом веках на французском, русском, греческом, английском и немецком языках. Жил Страбон на дубеже 1 в. до н. э. и в первой четверти 1 в. н.э. Он описывает Кавказскую Албанию в части 4 и части 5 одиннадцатой главы своей знаменитой «Географии».

Он отмечает, что албанцы живут между Иберией (восточной Грузией) и Каспийским морем, а на севере их страна упирается в Главный Кавказский хребет. На юге Кавказская Албания граничит с Арменией по реке Куре. Из Иберии можно попасть в Албанию по дороге, которая проходит по долине р. Алазани. Это самый удобный проход из Кахетии (восточная Грузия) в их страну. А из Армении чтобы попасть в их страну нужно переправиться через реку Куру. Земля в долине Куры настолько плодородная, что в Албании собирают по 2-3 урожая в год, а урожай дает сам – 50: на посеянные 100 кг. Зерна собирается 5 тыс. кг (5 тонн) нового урожая, а из-за хорошего орошения вся  низменная часть Албании круглый год в зеленых травах, что создает удобные условия для занятия скотоводством. В стране выращивается много винограда и урожая обычно бывает так много, что албаны оставляют половину гроздей на ветвях. Страбон отмечает, что жители Албании отличаются высоким ростом и красотой, никогда не бывают мелочны и очень простодушны. Считать они умеют до 100  и поэтому в торговле часто меняют вещи на вещи. Характеризуюя армию и военное дело, Страбон отмечает, что албанцы могут воевать и в пешем строю, так и верхом на лошадях. По оценке Страбона албанцы могут выступать на войну с 60 тыс. пеходы и 22 тыс. кавалерии. Именно такую армию они выставили против римлян в 65 г. до н. э. во время знаменитого походя Гнея Помпея. Страбон как-бы мимоходом отмечает, что во время войн албанцам могут помогать кочевники, живущие по соседству с ними по ту сторону (севернее) Кавказских гор. То же самое во время войн делает и Иберия и это резко увеличивает военные возможности этих государств. И тут же отмечает, что отношения между кочевниками и албанцами не всегда бывают дружественными и мирными – кочевники часто нападают на Албанию и грабят 

 

Вооружение албанской пехоты по описанию Страбона напоминает грузинское, а вот каварелия похожа  и по оснащению и по построению на армянскую. Судя по фраз о собаках, которых албанцы много используют во время охоты, у них вообще оченх развито служебное собаководство. Страбон отмечает, что раньше у каждого племени албан был свой царь, а в его время  все 26 племен подчиняются одному царю. То есть в 1-м веке до н.э. Албанское царство являлось уже централизованным государством. Но в отношении языка 26 племен он пишет, что они настолько различны, что многие из этих племен при общении друг с другом не понимают речь собеседников. Многие ученые сегодня признают, что язык удин сохранившихся в оченх малом количестве в Азербайджане и на Северном Кавказе, и есть албанский язык и определяет его как один из группы нахско-дагестанских языков иранской семьи языков. Но язык гаргаров, по-видимому, одного из самых крупных и могущественных племен албанов так и не сумел стать «лингва франко» для всех албан – то есть языком межплеменного общения. Нам даже не все 26 названия  племен до сих пор известны. Но судя по различным источникам мусульманского периода (из арабской и персидской историографии) мы знаем племя гаргар, утив (удин) икийцев, каспиев, гардманов, таваспаров, хечматиков, дидуров, ижмахов, гатов, глуар, баласичев, албанов, гелов, чилбов, легов (лезгин), сильвов, ллпинов цоды. К гаргарам по языку дагестанские историки сегодня причисляют народности рутульцев и цахуров, табасаранцев. Это говорит о том, что мнение британских ученых о том, что в древности (по-видимому, до 6-го в. н.э.) племена албанского царства жили и в предгорьях Кавказа с южной стороны и частично в некоторых его ущельях. Образцы албанской письменности, обнаруженные за последние 20 лет, говорят нам о том, что это письмо из 59 букв было создано  в те же времена, что и армянский и грузински алфавиты – около начала 4-го в. н.э. Специалисты  считают, что это письмо отражало особенности и лексики, и морфологии гаргарского языка. Но несмотря на это, единый албанский язык так и не сложился в течение средних веков. Ряд ученых считает это основной причиной дезинтеграции и распада  единого Албанского царства и ассимиляции всех почти албанских племен с другими пришлыми племенами иных языковых групп. Интересны замечания Страбона о язычестве албан. Он пишет, что  они почитают Гелия (Солнце), Зевса и Селену (Луну). Судя по описаниям Страбона в Албании были храмовые территории, храбовые рабы и из их же числа жрецы выбирают тех, кто предназначен для человеческого жертвоприношения богам. Страбон пишет, что человека, предназначенного для жертвоприношения, пронзают копьем, а затем все присутствующие топчут его ногами, совершая обряд очищения. Почитание Солнца и Луны говорит нам о самых древних верованиях албанов  еше дозороастрийского периода, ибо известно, что в 4 в. когда они при царе Урнайре приняли христианство (крестил албанов сам Григорий Просветитель) они были зороастрийцами. Проникновение зороастризма в  Албанию можно связать с эпохой первых Сасанидов (3-4-ые вв.). В более ранее время и следов зороастрийских храмов на территории Албании не обнаружено. Что же  касается первых христианских храмов в форме базилики, то сегодня на территории бывшей Албании известны 3 храма 4-5-ых вв. н.э. – это базилика в селе Кум кахского района Азербайджана, церковь селя Нидж удинов и еще одна церковь на границе с Кахетией в развалинах. А вот храмы этого архаичного периода не сохранились. Страбон пишет, что стариков албанцы весьма почитают и при погребении умершего все его имущество обычно кладут в могилу вместе с ним. Далее он описывает соседей албан с востока – это амазонки. Мифическая страна амазонов встречается у многих античных авторов в их описаниях народов живущих возле Кавказского хребта или Капийского моря. По описанию Страбона амазонки прекрасные наездницы, растят хлеб и содержат скот, они избегают общества мужчин и только два месяца в году они по ночам совокупляются с гаргарами, беременеют от них, девочек оставляют себе и воспитывают их в своих традициях, а родившихся у них мальчиков они возвращают гаргарам. Алазонки прекрасно владеют оружием, а для удобства стрельбы из лука они выжигают в детстве всем девочкам правую грудь, чтобы она не мешала при стрельбе из лука. Впрочем, сам же Страбон  сомневается в своем рассказе об амазонках – непонятно, пишет он, как могло войско из одних женщин не только отбиваться от воинственных соседей, но и совершить даньние походы до самой Греции. Он также приводит легенды ( которым сам же и не доверяет) о встрече царицы амазонок Фалестрии с Александром Македонским уже где-то на востоке Гиркании. Якобы она явилась к нему, чтобы забеременеть от великого македонца и вернуться на родину. Страбон пишет, что очень  трудно   в это поверить, учитывая расстояние в 6000 стадий от Кавказских гор до Гиркании. Далее описывая народы, живущие на юг от Албании вдоль берегов Каспийского моря, Страбон отмечает, что здесь живут кадусии и гелы, марды и гирканы. Но при этом он отмечает, что большую часть территории на юг от р.Аракс занимают именно Кадусии. По мнению ряда современных ученых именно кадусии являются древними предками талышей, живущих в Муганской степи и вдоль юго-западного берега Каспийского моря. Подводя итоги сведений, сообщаемых нам Стребоном, можно сказать, что его известия о Кавказской Албании и ее соседях и сегодня важны для историков, хотя многие его мысли  ухитряются некоторые искажать до такой неузнаваемости, что каждый раз поражаешься – как же можно ясные и четкие изложения этого античного автора исказить до неузнаваемости и приписывать ему сведения, которых вообще нет в его книге. Страбон – авторитет в науке и к нему трудно приписать то, чего он не говорил и не писал.

Free Talyshistan

Advertisements

Bir cavab yazın

Sistemə daxil olmaq üçün məlumatlarınızı daxil edin və ya ikonlardan birinə tıklayın:

WordPress.com Loqosu

WordPress.com hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış /  Dəyişdir )

Google foto

Google hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış /  Dəyişdir )

Twitter rəsmi

Twitter hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış /  Dəyişdir )

Facebook fotosu

Facebook hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış /  Dəyişdir )

%s qoşulma